Главная > Прилуки > Прилукские посиделки

Прилукские посиделки

Эх, приехать бы сюда на тройке с бубенцами! С чего бы вдруг такое желание? Ну, во-первых, сверкающий голубизной под вдруг расщедрившимся солнцем снег, пока март его не растопил, манит оставить санный след. Во-вторых, чай не куда-нибудь направляюсь, – а в древние Прилуки, которым стукнуло целых 530 лет. В-третьих, вновь увижу табакерочно-изысканный дворец графа Ежи Чапского. И даже – так обещано – услышу романтичные, как сказки, воспоминания здешних старожилов.

Все правильно: центр народного творчества, бывший некогда графской конюшней (пожалуй, еще одно объяснение подсознательного желания прокатиться на санях), полон народу. Собрались прилукчане – вопреки морозцу и занятости-суете – на юбилейные посиделки. Специально называю это мероприятие не торжественным вечером, не концертом, а именно изысканным старинным словом, верно передающим суть, а точнее, дух замечательного действа.

Впрочем, душа у него тоже имеется – Инесса Трофимовна Король, вышедшая на заслуженный отдых сотрудница Белорусского научно-исследовательского института защиты растений, чьими стараниями создан в самом институте прелестный музей, посвященный истории и здешнего дворца с его легендарными обитателями, и “поселившегося” после войны в графских стенах БелНИИ, и, разумеется, самим Прилукам. И хотя всегда найдутся ревнители-критики, по определению не приемлющие чужой энтузиазм, именно на подвижниках история держится.

Ради матери-истории-то, собственно, я сюда и приехала. Нашей отечественной истории, которой мы должны гордиться, что повторно и учатся делать жители этой притулившейся неподалеку от Минска живописной деревушки.

Почему повторно – я сейчас разъясню. Потому что долгое, очень долгое время гордиться разрешалось только последним фрагментом истории, насильно вырванным из всеобщего мирового контекста и наследной памяти тысяч поколений. Как будто и не было у нас 19 предыдущих веков былинных богатырей, патриотов, меценатов и светочей просвещенной мысли!

А ведь имелись такие – целая плеяда достойных имен – и, что важно, оставались они в народной памяти. Вот и последний титулованный владелец прилукского дворца, в который после войны въехал решивший вначале бороться с колорадским жуком, а потом и со всеми остальными вредителями растений институт, граф Ежи Чапский тоже оставил по себе совсем незлую память. Пусть и не проводил, как его знаменитый брат Карл (Кароль), бывший в Минске градоначальником, электричество с трамваем и не строил пивзаводы, зато подданных не обижал, был прекрасным хозяином и семьянином, растя детей в послушании и трудолюбии, собрал знатную библиотеку и коллекцию раритетов.

…Забавно, конечно, в начале третьего тысячелетия сидеть в бывшей графской конюшне (добротно, однако, строили всякие помещения, а не только дворцы наши предки) на скамье из крашеных жердочек и слушать народную интерпретацию отечественной истории. Очень искреннюю и душевную интерпретацию. Как своего рода долгожданную реабилитацию вынужденно забытых, точнее, приказанных быть забытыми имен.

– Моя бабушка, Антонина Васильевна, была ровесницей графини. И работала у Чапских. А мама, Анна Ивановна, 1897 года рождения, тоже на кухне подрабатывала. Помню их рассказы, как однажды за жатву недоплатили бабушке за один день работы. И она пожаловалась графу. Тот полез в карман и отдал ей причитающийся долг – 20 копеек. И только потом стал разбираться, по чьей нераспорядительности это случилось. Хозяева учили крестьянских детей грамоте, шить, вышивать, вязать. А сами учились у них работать. Мой дядя, например, учил графских сыновей укладывать на воз снопы. Не обижали они работников. Бабушка про такую традицию рассказывала: когда крестьянская женщина собиралась родить, графиня надевала передник, насыпала в него гостинцев и шла в отведки, – раскрасневшаяся от всеобщего внимания 77-летняя Мария Адамовна Тихонович оказалась чудо-рассказчицей.

А ведь не сразу решилась выйти на сцену с собственными воспоминаниями. И лишь подбодренная аплодисментами земляков расхрабрилась донельзя. И не она одна: юбилейные посиделки превратились в чудный вечер воспоминаний, в урок патриотизма, любви к своей малой родине, незамысловато преподанный старожилами Прилук молодежи, пришедшей, кстати, не просто послушать старших, но и отплатить им добром – звонким самодеятельным концертом, от которого совсем размякли душой прилукские бабушки и дедушки.

Марию Адамовну, сжимавшую в одной руке не пригодившуюся шпаргалку, а в другой подаренные цветы, я остановила после торжеств в коридоре, потому что знала от Инессы Король, что встречалась та с приезжавшим в Прилуки из Варшавы Янушем Пшевлоцким, приходящимся внуком Ежи Чапскому.

– А я с ним и теперь переписываюсь, – удивила она меня. – И когда Януш, мой ровесник, был в 1990 году в Прилуках, водили его по всей деревне. Нас и в институт пустили – спасибо директору. Все осмотрели, все ему было любопытно. И где башня стояла, и где оранжерея находилась. Помню, у мамы тогда вырвалось: возвращайтесь во дворец. А он посмеялся: мол, у меня и получше владения имеются…

Наверное, в те годы, когда наследный граф приезжал поностальгировать, мне сложно было бы процитировать эти слова. А вот нынче мы сообща начинаем гордиться полноценной, некупированной, нецензурированной отечественной историей. Полной в далеком и не очень далеком прошлом славных, благих дел, совершаемых и шляхтой, и простолюдинами. И пусть до наследной гордости дозрели не все – многим до сих пор мешает классовое чутье (а может, отсутствие собственной генетической памяти), – но большинство точно тяготеют к самоуважению и самоутверждению.

И самое главное – народ-то всегда умел отделять зерна от плевел, истину от фальши, сохраняя в душе и передавая в устное наследство свои незамутненные идеологическими примесями личные воспоминания.

Пересекая в заснеженных сумерках вместе с учеными-краеведами, также приехавшими на юбилей, живописную придворцовую аллею, вспомнила я, как четыре года назад, увлекшись судьбой второго Чапского – Карла-Кароля, жившего в Станьково, вышла вдруг на нежданный для себя сюжетный ход – связь графского рода с… Маратом Казеем. Оказывается, бабушка легендарного пионера-героя служила у Чапских горничной. И на всю жизнь сохранила благодарность к строгим, но справедливым работодателям. (Когда юная Зося упала и повредила ногу, граф шесть лет возил ее в Минск из Станьково по врачам). А в книгах о героическом внуке бабы Зоси писали, что подлые эксплуататоры сломали ей жизнь.

Но самым драматичным открытием после встречи с незабвенной сестрой Марата Ариадной Ивановной для меня стало то, что отец юных Казеев, храбрый революционный матрос со славных линкоров “Севастополь” и “Марат”, ставший впоследствии механиком Дзержинской МТС, был в 1935 году репрессирован. И мать, студентка Московского пединститута имени Крупской как жена “врага народа” тоже сидела в сталинских застенках. А украсившее все советские энциклопедии фото 14-летнего мальчика с ясным взглядом было сделано за пару яиц пришедшим в дом к брату и сестре немецким солдатом…

И подумала я тогда, если бы мы знали всю без исключения правду про каждый подвиг – не приукрашенную, не лакированную до приторного блеска, а такую, какая она есть на самом деле, драматичную и полную живых страстей, – наверное, мы бы ценили свое героическое прошлое не меньше, а гораздо, гораздо больше. Мы бы просто были к прошлому по-человечески добрее. И не сковыривали ради денег с памятника не ставшему юношей мальчику-герою бронзовые буквы и пионерский галстук.

Знаю, что опять не все со мной согласятся. Но знаю и то, что те, кому по-настоящему дорога полномасштабная, полнокровная история нашей Родины, меня поддержат. В седых, как заснеженные здешние холмы, и гордящихся своей богатой историей Прилуках я получила тому наглядное подтверждение.

статья из газеты “Беларусь Сегодня” от 07.03.2003 г.

Людмила СЕЛИЦКАЯ.

P.S. Орфография автора сохраняется.

Нашли ошибку в тексте? Выделите ее, и нажмите Ctrl+Enter.

Игорь Калюжный - автор идеи исторического блога czapski.by. Увлекается историей древнего рода Гуттен-Чапских.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *